Юнифер® MenoraLabs
Click to order
Ваш заказ
Total: 
Ваше имя
Адрес электронной почты
Контактный телефон
Ваш город
Адрес доставки
Введите промокод
Payment method
общая информация

История

В ХVII веке для названия анемии появился термин «хлороз», в России использовали названия «бледная немочь» и «малокровие». В начале ХIХ века русские врачи Г. А. Захарьин и С. П. Боткин обратили внимание на болезнь девушек и молодых женщин, которая проявлялась бледностью, слабостью, головокружением и частыми обмороками. Заболевание было детально описано, в наше время в нем нетрудно узнать железодефицитную анемию, которая возникала у молодых женщин при регулярных потерях крови во время менструации в сочетании с недостаточным поступлением железа с пищей.

В 1813 году английские ученые Лемери и Джеффри установили, что железо входит в состав крови, а 1832 г. - что причина хлороза заключается в дефиците железа в организме. Почти в это же время во Франции доктор Пьер Блод начал применять для лечения больных хлорозом пилюли с сульфатом железа. В 1893 году английский врач Ральф Стокман впервые ввел подкожно трем молодым женщинам с хлорозом цитрат железа. После курса инъекций количество гемоглобина в крови резко увеличилось. В 1926 году для лечения больных анемией с большим успехом начала применяться сырая печень, а также было установлено, что именно в продуктах животного происхождения содержится наиболее доступное для организма человека железо.

В конце XIX в. железодефицитную анемию начали лечить по-новому: в Германии появились десятки препаратов, в названиях которых звучали железо и кровь - феррогемин, карниферрин, сангвинал, ферратоген и др.

Лекарств с похожими именами (аристоферрон, гемофер, феррумлек и т. п.) немало и сегодня, но лишь гематоген сохранил свое имя со времен О.Бисмарка. Правда, российские гематогены эволюционировали не то в ириски, не то в шоколадки, часть из них вместо очищенного гемоглобина бычьей крови содержит пищевой альбумин. Но в Сети пишут, что они - наследники первого гематогена Гоммеля, рожденного в Швейцарии в 1890 г.

ГЕМАТОГЕН ГОММЕЛЯ

Гематоген (Hämatogen, Haematogen) д-ра Гоммеля приготовлялся прибавлением эфира к дефибринированной крови с последующим выпариванием и доливом глицерина и малаги. Получающаяся темно-красная жидкость содержала 70% гемоглобина; ее принимали по 1-2 столовых ложки за 1/2 часа до еды – как на рис. 1.

А.Ф.Гоммель (Adolf Friedrich Hommel, 1851-1913) – немец: он родился в Хемнице, а окончил жизнь в Висбадене. Его гематоген, действительно придуманный в Базеле, не был, однако, уникален – параллельно продавались и другие германские гематогены: Трампедаха, Гертеля, Fortuna-Haematogen, Kronen-Haematogen и др. Не стал гематоген Гоммеля и первым: гематоген Бунге открыли несколькими годами раньше. В общем, гоммелевский препарат был лишь частным и второстепенным эпизодом эпохи больших перемен, о которой и пойдет речь ниже.

НЕЗАМЕНИМОЕ ЖЕЛЕЗО

К 1880-м гг. клиницисты знали, что в ряде случаев анемии железо является превосходным, а то и незаменимым средством. В германских учебниках фармакологии говорилось: железо занимает особое положение в организме, будучи единственным тяжелым металлом, который не вызывает отравления, но является нормальной составной частью организма и играет в жизненном процессе чрезвычайно важную роль. Оно находится в красных кровяных шариках, будучи химически связано с гемоглобином; не подлежит сомнению, что железо необходимо для его образования. Гемоглобин воспринимает кислород из легочного воздуха, связывает его химически и, в свою очередь, отдает тканям тела. Таким образом, количество переносимого кислорода зависит от количества железа и гемоглобина в крови.

Важное значение их нормального содержания сказывается всего нагляднее, когда оно уменьшается - у хлоротичных мы видим глубокое расстройство психической и физической жизни: угнетение духа, нерасположение к труду и веселью, слабость толчков сердца и дыхания, отсутствие аппетита, головокружение. А единственная причина всех этих явлений кроется в недостатке железа, что видно из быстрого улучшения при введении этого металла как лекарства.

Железные препараты неоценимы при лечении хлороза у лиц женского пола в период развития половой зрелости; при анемиях, обусловленных потерями крови, продолжительными болезнями. У хлоротичных и анемичных железо вызывает быстрое возвращение к норме обмена веществ, температуры, ударов сердца, давления крови при увеличении количества гемоглобина.

Велика была роль железа и в мышечных белках. Петербургский врач писал: «Припадки, сопутствующие малокровию (сердцебиение, утомляемость, вялость мышц) происходят от нарушения конституции мышечных клеток вследствие железного голодания. В сердечной мышце, как самой деятельной, железа больше всего. Чрезвычайно интересно, что основанием конституции живой материи служит металл, представляющий собою главный материал современной техники. Увеличение содержания железа с повышением функции мышцы напоминает нам переход от дерева к железу в механике при необходимости усилить деятельность машин.

Итак, железо, помимо своей роли при окислительных процессах, в конституции мышцы является, выражаясь техническим языком, ее кронштейном».
ЖЕЛЕЗО В ФАРМАЦЕВТИКЕ

И металла на «кронштейн» не жалели. Восстановленное водородом железо (Ferrum hydrogenio reductum – магнитный порошок, содержащий 90-100% чистого металла) назначали внутрь в шоколаде, а другой нерастворимый препарат, окисленное железо (F. oxydulati pulveratum) – в сахаре. В желудке соляная кислота переводила их в растворимую форму.

С XVIII ст. в фармакопеи вошли растворимые соли минеральных (F. sulfuricum, F. carbonicum, F. sesquichloratum, F. jodatum, F. pyrophosphoricum), а с XIX в. – и органических (F. lacticum, F. pomatum, F. tartaricum, F. citricum) кислот.

Свой вклад сюда внесла и Россия: граф А.П.Бестужев-Рюмин (1693-1766) предложил ставшие знаменитыми «бестужевские железные капли»: Tinctura Ferri sesquichlorati aetherea s. Tinctura tonico-nervina Bestuschevi. Будущий канцлер Российской империи (рис. 2, слева) служил тогда дипломатом в Копенгагене, и его железную тинктуру стали продавать на Западе под маркой «эликсир господина де ла Мотта». И дело даже не в извечной краже русского приоритета, а в том, что в пору французского доминирования на континенте любому изобретению, претендующему на рыночный успех, приписывалось происхождение из страны-гегемона…

К середине XIX в. ореол наполеоновских побед и французской науки давно померк, но инертность мысли сохраняла место «эталона в лечении хлорозов» за Pilulae ferri carbonici Blaudii. Реальным преимуществом французских пилюль перед другими неорганическими препаратами железа было то, что от них не чернели зубы. Общие же недостатки всей этой группы (вяжущий вкус, «запирающее действие», да и невысокая эффективность) были присущи в полной мере и творению французского врача Пьера Бло (Pierre Blaud, 1774-1858). Так что Pilulae Blaudii вошли с 1832 г. в 14 европейских фармакопей исключительно из-за невыветревшегося гипноза галльского величия.
Из смеси 9,0 F. sulfurici sicci, 7,0 kalii carbonici (они сразу вступали в реакцию, образуя углекислое железо), а также 3,0 sacchari, 0,7 magnesiae ustae, 1,3 rad. Althaeae и 4,0 glycerini, выпарив лишнюю влагу, выкатывали целую сотню пилюль Бло. Проще пареного турнепса, и никакого научного обоснования – французы, а за ними и вся Европа, легкомысленно считали, что всасывается и усваивается любое железо.

НЕМЕЦКИЕ ФАРМАКОЛОГИ В ДЕЙСТВИИ

Германской науке, давно de facto ведущей в Европе, предстояло сбросить иллюзорные путы комплекса неполноценности – подобно германским политикам, объединившим страну. И, начиная с 1880-х гг., немецкие фармакологи перевернули старую идеологию борьбы с «бледной немочью», опираясь на формулу О.Бисмарка (рис. 2, справа): «Не речами и постановлениями большинства решаются великие современные вопросы, а железом и кровью».

Они решили выяснить в эксперименте, почему металлическому железу и его солям уступает не каждый случай анемии. Опыты неожиданно показали: почти все скормленное собакам железо выделяется с испражнениями! Отталкиваясь от этого факта, О.Шмидеберг, Р.Коберт и Г.Бунге по-новому объяснили медицинскому миру причины и следствия, не стесняясь в выражениях.

Так, Бунге бросил в лицо съезду терапевтов: целебное действие (при хлорозах) препаратов неорганического железа, всех этих Pilulae Blaudii, за которые вы так держитесь, не имеет научного обоснования, - значит, этого действия не существует. А якобы блестящие результаты лечения, о которых вы сообщаете, побуждая малокровных девиц покупать железо в аптеке – плод внушения и самовнушения!

Железо усваивается лишь из органических соединений, содержащихся в пище и в самом организме. Только такое железо - ассимилируемое, пищевое (Nahrungseisen) - входит в гемоглобин. Неорганические же соединения играют второстепенные роли: стимулируют кроветворные органы; дезинфицируют кишки; нейтрализуют сероводород и птомаины, связывающие пищевое железо.

Итак, следовало искать соединения железа, построенные аналогично пищевому, но содержащие больше металла. В ходе поисков была выявлена важная роль печени как «депо» железа. Пониманию процессов, происходящих с последним в организме, способствовало изучение Э.-Ф.Гоппе-Зейлером (1825-1895) биохимии и спектров поглощения гемоглобина и его производных.

С ПРИСТАВКОЙ «ГЕМО»

Поиск органических препаратов железа для эффективного лечения анемий шел по двум путям. Одни пытались связать железо с альбумином, пептоном и т. п., надеясь синтезировать аналоги природных соединений, более богатые металлом. Другие искали такие железонесущие соединения в печени или в крови животных.

Некоторые врачи посылали хлоротичек на бойню – пить телячью кровь, однако она плохо переносилось даже в клизмах. К тому же в цельной крови был не один гемоглобин, но и многое другое (инфекционные агенты – в том числе). Требовалось его выделить, очистить и перевести в концентрированную лекарственную форму.
Так поступил Р.Э.Коберт (Rudolf Eduard Kobert, 1854-1918), призвавший клиницистов переходить на органические препараты железа в статье Zur Pharmacologie des Mangans und Eisens (Archiv fur exper. Pathol. und Pharmacol., 1883, Bd.16), а позже запатентовавший два таких препарата – гемол (Hämol) и гемогаллол (Hämogallol). Гемол получали восстановлением красящего вещества дефибрированной крови цинковой или железной пылью, гемогаллол – концентрированным раствором пирогаллола (в подражание естественной редукции в кишечнике пищевой кашицы, resp. введенного гемоглобина, с целью повышения усвояемости).

На основе этих действующих веществ фабрика E.Merck в Дармштадте начала выпуск Haemol- и Haemogallol-Kobert-Tabletten, дражированных какао, крахмалом и сахарным сиропом. Позже в производство пошли арсено-гемол (с 1% мышьяковистой кислоты!), бромистый гемол, йодистый гемол и даже феррогемол.
Р.Коберт (рис. 4) родился в Биттерфельде, умер в Ростоке; учился, а потом работал в Галле и Страсбурге, но прославившие его лекарства родились во время десятилетнего профессорства в том же российском Юрьеве-Дерпте. Коберт покинул здешний университет лишь в середине 90-х гг., протестуя против его «русификации» (перехода на русский язык преподавания).
На основе этих действующих веществ фабрика E.Merck в Дармштадте начала выпуск Haemol- и Haemogallol-Kobert-Tabletten, дражированных какао, крахмалом и сахарным сиропом. Позже в производство пошли арсено-гемол (с 1% мышьяковистой кислоты!), бромистый гемол, йодистый гемол и даже феррогемол.
Р.Коберт (рис. 4) родился в Биттерфельде, умер в Ростоке; учился, а потом работал в Галле и Страсбурге, но прославившие его лекарства родились во время десятилетнего профессорства в том же российском Юрьеве-Дерпте. Коберт покинул здешний университет лишь в середине 90-х гг., протестуя против его «русификации» (перехода на русский язык преподавания).

ФЕРРАТИН

Освальд Шмидеберг (Oswald Schmiedeberg, 1838—1921, рис.5) был, как и Бунге, «немецко-балтийским фармакологом»: он родился в Курляндской губернии Российской империи, в имении Лайдзе (нем. Gut Laidsen) близ Талси. Шмидеберг окончил тот же Дерптский университет, получил там степень доктора медицины, а во второй половине 60-х гг. стал профессором. Но в «отцы современной фармакологии» он вышел в Страсбурге, где с 1872 г. проработал 46 лет. Здесь Шмидеберг создал лабораторию, куда стремились десятки и сотни будущих знаменитостей (более 40 из них потом занимали кафедры!). Он основал первый журнал по новому направлению науки – вышеупомянутый Archiv für exper. Pathol. und Pharmakol., обогатил фармакологию массой открытий, написал более 200 книг и статей.

В своем классическом руководстве Grundriss der Arzneimittellehre (1883) Шмидеберг усомнился в том, что неорганическое железо, вводимое как лекарство, влияет на количество гемоглобина в крови. Однако он предложил свой органический препарат железа – ферратин - позже, чем его ученики Бунге и Коберт, позже Гоммеля и многих других (Schmiedeberg O. Ueber das Ferratin und seine diatetische und therapeutische Anwendung // Centralblatt fur klin. Med., 1893, №45; Archiv für exper. Pathol. und Pharmakol., 1893, Bd.33).

Впрочем, авторитет сработал безотказно. Немецкая фирма Behringer & Söhne занялась промышленным выпуском ферратина, а затем его растворимой натриевой соли в порошке и в таблетках. Позже началось производство микстуры под названием ферратоза; появились, по аналогии с препаратами Коберта, арсен- и йод-ферратозы.

Несмотря на высокую цену, ферратин получил большое распространение и стал излюбленным препаратом многих практиков. Никого не смутило, что Шмидеберг по сути совершил мистификацию. Ведь он писал, что добыл ферратин из свиной печени, где это соединение железа отложено как запасной материал для образования гемоглобина, расходуемый организмом по мере надобности. Железо в нем прочно связано с белками, и ферратин не выделяет при диссоциации ион металла. Он легко усваивается (лишь 1/13 введенного per os количества появляется в кале) и не может быть заменен обыкновенными солями железа.

Но по мере того, как аналитики изучали свойства бестселлера, его характеристики в справочниках менялись: поначалу это – соединение, добытое из свиной печени; позже – органическое соединение железа, полученное синтетическим путем из белка свиной печени и двойной виннокислой соли окиси железа и натрия; далее – натриевая соль железо-альбуминовой кислоты, искусственный препарат, полученный проф. Шмидебергом из альбумина яйца (!). Наконец – искусственное подражание Шмидеберга найденной им в печени естественной форме железа.

Конечно, теперь автор стал уверять врачей, что его искусственный препарат идентичен натуральному и стоит наряду с настоящими органическими соединениями железа, содержащимися в пище; что ферратин так же легко всасывается, усваивается и, в противоположность неорганическим препаратам, не вызывает расстройств желудочно-кишечных функций - даже оказывает целебное слабовяжущее действие.

Напротив, приверженцы Pilulae Blaudii, особенно во Франции, доказывали, что идентичностью здесь и не пахнет, что между натуральным ферратином свиной печени и ферратином аптечным – огромная разница, и что Европу коварно обманули утверждением, будто продажный препарат Шмидеберга и есть именно то соединение, которое получается из печени животных!

Впрочем, это не повредило продажам ферратина и его производных. В лекарственных войнах, как и в политике, главным был и остается конечный результат. О сомнительном трюке О.Бисмарка с «эмской депешей» помнят нынче лишь немногие, но капитуляции Седана и Меца еще долго не сотрутся в памяти народов, как бы кому-то не хотелось.

Наши дни

Бурное развитие фармакологии и фармации во второй половине ХХ века принесло значительное разнообразие препаратов железа, в том числе для парэнтерального введения. В наше время совершенно точно известно, как и чем лечить железодефицитную анемию, тем не менее, проблема этого заболевания остается актуальной.

В современном представлении железодефицитная анемия – болезненное состояние, характеризующееся снижением содержания гемоглобина (белок, содержащий железо, находящийся в эритроцитах) в единице объема крови, обычно с одновременным уменьшением количества эритроцитов по отношению к физиологическому уровню, необходимому для удовлетворения потребностей тканей в кислороде.



Для профилактики железодефицитной анемии особенно важно знать те факты, которые давались человечеству с таким трудом: пища должна быть полноценной и сбалансированной, то есть содержать в себе достаточно жиров, белков, углеводов и витаминов. Ни в коем случае, особенно в молодом возрасте, нельзя отказываться от мяса, так как оно является незаменимым источником именно такого железа, которое может усваиваться организмом. Тем не менее, и сейчас еще пациенты, восполняют дефицит железа приемом большого количества яблок, гречневой крупы, гранатов и других продуктов растительного происхождения, содержащих железо, а не железосодержащих продуктов животного происхождения.


Статистика


По статистике ВОЗ в мире насчитывается более 2 миллиардов человек, страдающих анемией, большинство из них женщины и дети. Это придает особое значение выявлению заболевания на ранних стадиях и последующему лечению. Клиническая симптоматика железодефицитной анемии проявляется обычно только при средней степени тяжести анемии. При легком же течении заболевания объективными признаками анемии служат только лабораторные показатели: для женщин нормой считается содержания гемоглобина в крови 120-140 г/л, эритроцитов - 4*1012 - 4,7*1012/л, для мужчин соответственно 130 г/л и выше, т.е. 4*1012-5,6*1012/л.

По статистике железодефицитная анемия составляет 90% от общего числа эпизодов анемий. По данным Всемирной организации здравоохранения малокровие или железодефицитная анемия есть у 1,62 млрд жителей Земли. Латентный дефицит железа регистрируется у 3,6 млрд человек на планете.

В среднем 2 из 10 человек в популяции имеют малокровие, но в некоторых странах доля граждан с железодефицитной анемией гораздо больше, в силу неблагоприятных социальных и экономических условий, национальных особенностей диеты. Кроме того, в некоторых социальных группах распространенность латентного железодефицита и анемии выше.

В группу особого риска снижения уровня гемоглобина в крови входят:

дети первого года жизни с анемией (они составляют свыше 47,4% от общего числа детей до года);

женщины детородного возраста, ожидающие рождения малыша (низкий гемоглобин выявляют у 41,8% будущих мам среди всех беременных женщин).

В России уровень распространенности латентного железодефицита соответствует средним европейским показателям (до 40%). Среди беременных в нашей стране анемия встречается у 4 будущих мам из 10.

Болезнь
Патогенез

Молекулярные механизмы развития данного заболевания удалось установить только в 60-е годы XX века. Железо является одним из наиболее распространенных МЭ на Земле, его содержание в организмах высших животных весьма значительно и сравнимо только с содержанием цинка. Соединения железа участвуют в окислительно- восстановительных реакциях, а также в процессах фотосинтеза (у растений). Практически все ферменты цикла Кребса содержат железо в активном центре (Burtis, Ashwood, 1999). В организме человека находится более 3200 мг железа. Основной железосодержащий белок- гемоглобин, в состав которого входит примерно 67% всего железа, присутствующего в организме. Миоглобин, принимающий участие в тканевом дыхании, аккумулирует около 3,5% этого МЭ, тканевые ферменты – 0,2%, транспортные системы – менее 0,1%. Около 27% железа запасается в печени и костном мозге.
В сутки с пищей человек должен получать 10-30 мг железа, примерно 5-7 мг на 1000 калорий. При этом из пищи всасывается не более 1-3 мг Fe. Для того, чтобы не развивались железодефицитные состояния, организм утилизирует эндогенное железо (преимущественно из разрушенных в селезенке эритроцитов). Фибробласты селезенки расщепляют гемоглобин на гемм и белковую часть (несвязанный билирубин), гемм разрушается с высвобождением железа, которое связывается с трансферрином и транспортируется в плазму крови.
Fe^2+ абсорбируется гораздо лучше, чем Fe^3+. Под влиянием агрессивных факторов желудочно-кишечного тракта может происходить окисление железа из двухвалентного в трехвалентное. Наиболее активным окислителем Fe является соляная кислота, поэтому в последние годы медицинская промышленность стала выпускать препараты железа в энтерорастворимых капсулах, что предотвращает его окисление в желудке. Однако при нормальном функционировании слизистых клеток желудка они синтезируют стабилизаторы железа (хелаторы), предотвращающие окисление. Поэтому повышенная трансформация Fe^2+ в Fe^3+ может наблюдаться только у больных с желудочными заболеваниями. С другой стороны, под влиянием щелочной среды кишечника может происходить частичное восстановление. Абсорбция неорганических соединений железа и его солей осуществляется в тонкой кишке, наиболее интенсивный процесс всасывания наблюдается в двенадцатиперстной кишке. Считается, что лучше абсорбируется Fe из коллоидных соединений, солее железа, и органических кислот . Слизь тонкой кишки обладает железосвязывающими свойствами. На апикальной поверхности клеток эпителиальной выстилки тонкой кишки был обнаружен железосвязывающий блок, осуществляющий транспорт железа из слизи в клетки. Активность этого белка возрастает в присутствии аскорбиновой кислоты, а также под влиянием эритропоэтинов. Транспортный белок не является селективным транспортером для железа, он также может переносить и другие МЭ может наблюдаться их конкуренция с железом за транспортные системы, что приводит к дефициту Fe при его нормальном поступлении.
Апотраснферрин, находящийся в цитоплазме клеток, способен усиливать абсорбацию железа. Fe реагирует с апотрансферрином, при этом образуется трансферрин, накапливающийся в эпителиальных клетках. При слущивании клеток в просвет кишечника происходит потеря железа, одна при его дефиците комплекс трансферрина с железом диссоциирует с высвобождением Fe. При поступлении в плазму крови железо окисляется белком церуплазмином, который представляет собой ферроксидазу.

Fe^3+ транспортируется в плазме крови в виде комплекса с трнаспортными белками, из которых основным является трансферрин. При поступлении в ткани железо диссоциирует из комплекса с трансферрином, восстанавливаясь до степени окисления +2. Нарушение обмена меди или заболевания печени, сопровождающийся нарушением синтеза церуплазмина, приводят к развитию железодефицитной анемии.

Иной механизм транспорта существует для железа, поступающего в организм человека в виде гема (гемовое железо). Наблюдается пристеночное разрушение гемма ферментами, вырабатываемыми клетками тонкой кишки. Одновременно происходит захват Fe ферментом гемоксидазой. Комплекс железа с ферментом поступает в эпителиальные клетки тонкой кишки, транспортируется к их базальной мембране, где диссоциирует с высвобождение Fe. Отметим, что интенсивность захвата железа по данному механизму выше, чем для рассмотренного ранее, при этом он не потенцируется аскорбиновой кислотой. Активность процесса захвата гемового железа зависит только от количества поступающего гема.

Основным транспортным белком в плазме крови для железа является трансферрин, а основным депонирующим белком- ферритин. Обсуждается роль различных аллельных вариантов генов ферритина в развитии железодефицитиных состояний.

Одна молекула трансферрина связывает две молекулы Fe. В норме трансферрин на 30-50% насыщен железом. При стопроцентом насыщении наблюдается ингибирование всех механизмов транспорта Fe из просвета кишечника в плазму крови. Железо запасается в печени. При нарушении синтеза трансферрина печенью (в случае ее поражения) концентрация железа в плазме крови резко снижается, при это Fe может накапливаться в тканях (что приводит к гемосидерозу). Развитие гемосидероза также может быть связано с наследственными дефектами в ферментных системах, утилизирующих железо, при которых организм не способен синтезировать полноценный гемм. Наблюдаются нарушения процессов тканевого дыхания, анемия и отложение желез в различных органах и тканях.

Тканевые клетки содержат трансферриновые рецепторы, связывающие этот белок. При повышении потребности клеток в железе число рецепторов на их поверхности увеличивается. Копмлекс трансферрина с рецептором поступает в эти клетки путем эндоцитоза, из него высвобождается железо, которое используется для включения во внутриклеточные ферменты и гем. Самым известными гемосодержащим белком является гемоглобин, синтезируемый в костном мозге. Гемоглобин состоит из белка глобина и четырех молекул гема.

Существует около 200 наследственных вариантов неправильного строения гемоглобина, называеых гемоглобинопатиями (гемоглобинонозами), которые приводят к повышенному разрушению (гемолизу) эритроцитов в сосудистом русле и селезенке. Наиболее распостраненными являются талассемии и S- гемоглобинопатии. Гомозиготы в этом случае, как правило, нежизненноспобны, тогда как у гетерозигот заболевание может протекать бессимптомно. При S-гемглобинопатии наблюдается замена глутаминовой кислоты на валин, в результате нарушается взаимодействие между субъединицамиглобина при образовании четвертичной структуры гемоглобина, что приводит к ее изменению. Считается, что гемоглобинопатия по сути представляют собой приспособительные реакции организма. Существует строго соответствие между распостраненностю гемоглобинопатии и ареалом обитания малярийного плазмодия. В эритроцитах с мутантными формами гемоглобина маляринйный плазмодий не способен к размножению.

Существует несколько патологических производных гемоглобина:

- Метглобин- содержит окисленное железо. Переносить кислород данная форма гемоглобина не способна. В норм в эритроцитах крови постоянно образуется небольшое количество метгемоглобина, который с помощью фермента редуктазы восстанавливается в гемоглобин. Встречаются случаи наследственной недостаточности этого фермента. Кроме того, редуктаза может быть ингибирована большими дозами сульфаниламидных препаратов и некотых других лекарственных средств.

- сульфгемоглобин- образуется при окислении железа серой. Переносить кислород сульфгемоглобин не способен.

- Карбоксигемоглобин- образуется из гемоглобина под действием окиси углерода, сродство которой к гемоглобину в 200 раз выше такового у кислорода, поэтому карбоксигемоглобин не может осуществлять транспорт кислорода. В крови гроордских жителей содержится до 2% карбоксигемоглобина, в крови курильщиков – до 10%

- Гематин- предсталяетс собок окисленный гемм, образующийся при внутрисосудитсом гемолизе эритроцитов. В крови гематин связывается с альбумином, образую метгемальбумин, что приводит к нарушению транспортной функции альбумина.

Биосинтез гемма включает в себя продукцию ряда порфиринов, при этом в нескольких стадиях данный процесс может быть заблокирвоан свинцом.

Встречаются редкие наследственные заболевания, связанные с нарушением синтеза гемма из порфиринов, - порфирии. При порфириях обнаруживается избыточное накопление порфиринов, что, в первую очередь, приводит к развитию неврологической симптоматики. В зависимости от локализации дефектного фермента различают печеночные и эритроцитые порфирии.

В норме из организма выводится не более 1мг железа в день, в основном с мочой. Гораздо меньшее количество жеоеза удаляется со слущивающимися клетками эпителия кожи и силизстых оболочек. Однако при паталогии экскреция Fe может существенно возрастать. Повышенное выведение железа наблюдается при хронических кровотечениях, обильных менструациях. Плод со II тремистра внутриутробного развития интеснивно накапливает Fe, поэтому беременность часто сопровождается дефицитов железа в организме матери.



Болезнь

Красные тельца крови имеют важную миссию: они должны переправить кислород ко всем клеткам тела. Если у человека есть анемия, это означает, что у него нет достаточного количества гемоглобина (железосодержащего белка), который вступает в обратимые реакции с кислородом, обеспечивая его транспорт в ткани и органы, и/или снижено количество красных кровяных телец.
Снижение уровня гемоглобина, которому часто сопутствует уменьшение числа красных кровяных телец, само по себе не является болезнью. Анемия представляет собой симптом, который сопутствует многим заболеваниям, например:

· туберкулезу;
· пиелонефриту;
· ревматоидному артриту;
· системной красной волчанке и т. д.

Большинство людей не знают, что испытывают дефицит железа. Некоторые из них жалуются на:

· хроническую усталость;
· головные боли;
· головокружение;
· онемение в верхних и нижних конечностях;
· понижение общей температуры;
· бледность кожных покровов;
· тахикардию;
· раздражительность;
· боли в области груди;
· снижение работоспособности;
· когнитивные нарушения.

Другие не ощущают каких-либо признаков анемии. Между тем, малокровие развивается, а общее состояние ухудшается с каждым днем, сердцу становится все труднее и труднее перекачивать кровь, чтобы все ткани снабжались кислородом. Если не лечить малокровие, оно может способствовать развитию сердечной недостаточности.

У детей при дефиците железа отмечается отставание в росте и развитии, снижается сопротивляемость к вирусным и грибковым инфекциями, обычно наблюдаются нарушения синтез гормонов щитовидной железы. Чаще всего дефицит Fe развивается у детей с момента отказа от материнского молока (до 4 лет), а также в препубертатный период.

Как правило, дефицит железа сопровождаемость "нежелезодефицитной" симптоматикой. Отмечаются боли в эпигастральной области, дисфагия, потеря аппетита. Может развиваться синдром мальабсорбции. У 10-15% пациентов наблюдаются атрофический глоссит, стоматит.